или Зарегистрироваться
Общество
1071
0
08 декабря 2021

Музей в Краснолесье подкосил ковид

Частные учреждения культуры из-за ограничений оказались на грани закрытия 
Детище биолога Алексея Соколова и его единомышленников родилось около 20 лет назад. Долгое время у эколого-исторического музея не было своего помещения, и экспозиция кочевала по разным площадкам области. 
В здании старой сельской школы пос. Краснолесье Нестеровского округа музей поселился в 2011 году, быстро став популярным туристическим местом. Многие калининградцы с удивлением обнаружили, что у нас есть не только море, не только Куршская и Балтийская косы, но и Роминтенская пуща с уникальным ландшафтом и растительным миром. 

Задача – просвещение

Музею, а юридически он общественная некоммерческая, находящаяся на полном самофинансировании организация, трудно было всегда. Ведь тарифы за коммунальные услуги у него, как у кафе или гостиницы, никаких скидок и льгот. С мусором вообще история вышла. После реформы в этой сфере выяснилось, что музей должен ежемесячно сдавать 55 кубов, оплачивая 29 тысяч рублей. Потом «мусорные условия» для всех музеев пересмотрели и смягчили, но все равно для экомузея требу-емая оплата в несколько раз превосходит реальные объемы накопления мусора.
Однако, несмотря на трудности, музей был жизнеспособен, и речь о его закрытии или при-остановке деятельности не шла. Подкосил его ковид. Вернее, связанные с ним ограничения. 
– Туристов в область в этом году приехало много, но немногие из них добирались до Краснолесья, – рассказал корреспонденту «СК» Алексей Соколов. – Дело в том, что антиковидные правила запрещают полную рассадку в туристических автобусах, поэтому организующим туры фирмам становится невыгодно сюда ездить. А самосто-ятельно добраться решится, согласитесь, далеко не каждый.
На помощь со стороны областного правительства, с горечью отметил Соколов, могут рассчитывать чисто коммерческие структуры, общественным организациям типа экомузея она не полагается. 
– Конечно, можно было бы подумать об изменении устава, перерегистрации, но формат общественной организации позволяет нам претендовать на гранты, которые дают возможность реализовывать интересные проекты, связанные с популяризацией Роминтенской пущи, рассказывать об этой удивительной земле, ее природе, – продолжает Алексей. – Ведь главная цель нашей деятельности – просветительская. 
Последней каплей, по словам Соколова, стало то, что в этом году музей из-за очередных антиковидных ограничений не смог принять множество детских групп на экскурсии и интерактивные занятия. И как следствие – потерял значительную часть доходов. 
– В итоге, поскольку мы не можем платить зарплату сотрудникам (их вместе с Соколовым всего вдвое. – Прим. авт.) и коммунальные платежи, принято решение приостановить деятельность музея. Но это не значит, что на дверь повешен замок, – тут же оговаривается Соколов. – Мы будем рады посетителям. Приходите к нам бесплатно. Все покажем и расскажем. 
Алексей полагает, что сейчас главное – сохранить здание и экспозицию. Дождаться лучших времен, которые, по его убеждению, обязательно настанут. 

Надежда лишь на себя 

В похожей ситуаци и из-за пандемии оказалась и Лариса Быстрова, которая в 2014 году основала в Светлогорске музейный проект «Колесо истории». 
– Светлогорск – это, конечно, не Краснолесье, туристов здесь много круглый год, но многие из них, насколько я понимаю, ограничены в своем передвижении QR-кодами, – говорит Лариса. – Как бы то ни было, посетителей у нас в музее сейчас мало. 
По ее словам, курорт был буквально наводнен иногородними туристами на ноябрьские праздники, но горькая ирония заключалась в том, что музей в это время был закрыт из-за так называемых нерабочих дней. 
– Люди толпами стояли у дверей, просили, чтобы их впустили, но мы не могли, – разводит руками Лариса. – Народ прилетел со всех концов страны, выкупил места в отелях. Никто же не знал, что все будет закрыто... 
Финансовая ситуация в музее тяжелая, но вопрос о закрытии пока не стоит. Держатся и надеются, что все изменится к лучшему. Помощи из бюджета хозяйка «Колеса истории» не ждет. 
– Некоммерческим организациям, аналогичным той, которой я руковожу, весьма сложно получить какую-то поддержку, здесь нужно менять законо-дательство, а это нелегко. Поэтому мы особо ни на что не надеемся. Рассчитываем только на себя, – говорит она. 

Рады помочь коллегам 

А вот в находящемся в Калининграде негосударственном музее «Altes Haus» все в порядке. И это вовсе не потому, что его владелец Александр Быченко, помимо музейного, имеет другой, доходный бизнес. 
– «Altes Haus» – отдельная хозяйствующая единица, которая приносит прибыль, – уверяет Быченко. 
Что касается ситуации, в которую попали некоторые его коллеги по музейному цеху, Александр готов оказать помощь. 
– У нас богатый опыт, – говорит Быченко. – Я предприниматель с 90-х годов, в сфере культуры с 2014 года. Если у кого-то из коллег есть вопросы, если кому-то нужна помощь, то мы рады поделиться своими знаниями. Нужно сесть и спокойно разобраться в каждой конкретной ситуации, внимательно изучить учредительные документы и документы на недвижимость и, исходя из полученной информации, выстроить оптимальную экономическую модель. 
Александр добавил, что понимает: многие музейные проекты – это, что называется, не про бизнес. Это про просветительскую, подвижническую деятельность, но в сложившейся ситуации нужно искать способы для выживания. 

04-DSC_4048-2.jpg
Десять лет назад Виштынецкий экомузей поселился в бывшем здании школы поселка Краснолесье

поделиться
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

44120
опрос 27 января 2022

Калининградцы в 2021 году обращались к психологам в 4 раза чаще, чем в 2020-м. Вы готовы пойти к психологу?

1