или Зарегистрироваться
Общество
585
0
16 сентября 2020

Почти весь роддом знал, что документы были переписаны

 По делу врачей допросили еще пятерых свидетелей обвинения 
Продолжается судебный процесс по делу калининградских медиков. В умышленном убийстве недоношенного новорожденного обвиняются бывший руководитель роддома № 4 Калининграда Елена Белая и врач-неонатолог Реги-онального перинатального центра (РПЦ) Элина Сушкевич. 
«Страна Калининград» ведет хронику слушания дела с участием коллегии присяжных заседателей. На минувшей неделе прошло еще два заседания – 10 и 11 сентября. Вот основные моменты этих дней глазами журналистов «СК».

Еще материалы по теме:
Элина Сушкевич: «Ребенка или не хотели спасать, или не получалось из-за того, что доктор не понимала, что с ним»
В деле врачей Белой и Сушкевич появилась неоднозначная аудиозапись
Заседания закончились «заминированием» суда
В Калининграде начался процесс по делу врачей Белой и Сушкевич

День десятый: 10 сентября

Были допрошены три сотрудницы роддома № 4: бывшая медсестра палаты интенсивной терапии отделения новорожденных Татьяна Елизарова, акушер-гинеколог Татьяна Гончаренко и старшая медсестра отделения новорожденных Ольга Котлярчук. Все в процессе допроса высказали осведомленность тем, что в роддоме переделывали документацию, касающуюся новорожденного.
По словам медсестры Елизаровой, она не видела, как он умер, но слышала, как об этом сообщила ее коллега. 
– Она не могла озвучить, что ребенок скончался, мы были не одни, там же были другие мамочки, – сказала она. – Ольга Эдмондовна (Котлярчук) просто сказала: «Уже все». После этого в «Журнал регистрации новорожденных в роддоме» внесли изменения. Строка с данными о рождении малыша была замазана белым корректором. 
– Я слышала, как Белая требовала переписать историю болезни ребенка, указав, что он умер до родов, – сказала свидетель Татьяна Гончаренко. – Принимавшая роды у Ахмедовой акушер-гинеколог Болашенко отказалась. А о том, что Белая готовится стать главврачом, знали даже санитарки.
– Убрать тело мертвого ребенка мне сказала Косарева (зав. отделением новорожденных роддома № 4. – Прим. авт.). Я достала его из кювеза, завернула в пеленки и убрала в холодильник, – сообщила Ольга Котлярчук. – А 9 ноября утром Белая сказала, чтобы привели все документы в порядок. Я вносила изменения в журнал регистрации новорожденных. Он находился на посту. Там уже была замазана фамилия Ахмедова, что у нее родился живой ребенок. На это место я внесла сведения другой роженицы с предыдущей страницы, которая уже родила.
Ольга Котлярчук призналась, что после укола «Куросурфа» использованную ампулу заменили на полную, чтобы скрыть факт его применения, раз новорожденного «определили» неживым. За недостающей (для отчетности) ампулой ее отправляли в РПЦ, но затем полную ампулу ей вручила Белая.
– Вероятно, привезли из РПЦ, – предположила она. – Белая сказала убрать переданный флакон в холодильник. Потом следователи его изъяли оттуда.
В заседании также выступила медсестра Наталья Бажанова, которая работала в выездной бригаде перинатального центра. 6 ноября она приезжала в роддом № 4 с Элиной Сушкевич. По ее словам, она не обсуждала ничего с неонатологом, ждала ее в коридоре роддома, затем в машине.

 День одиннадцатый: 11 сентября

В судебном заседании заслушали свидетеля обвинения – заведующую родильным отделением роддома № 4 Татьяну Соколову.
– 6 ноября пришла я на работу, как обычно, в 8.30, узнала о событиях, случившихся в выходные, – сказала она. – О преждевременных родах у Ахмедовой, о тяжелом состоянии новорожденного, а также о том, что приехала бригада из РПЦ и его будут забирать, узнала от Ирины Широкой (акушер-гинеколог роддома № 4, одна из свидетельниц обвинения. – Прим. авт.). 
С Белой в тот день она встретилась на плановом совещании в девять утра, по ее словам, и. о. главврача была недовольна докладом специалистов о рождении такого недоношенного именно у нас в роддоме и о том, что ее не поставили об этом в известность. 
Позже состоялось еще одно совещание, аудиозапись с которого была представлена суду ранее. То, что она сделана ею, Татьяной Соколовой, свидетельница подтвердила.
– Когда я вошла в кабинет, там уже были мои коллеги Кисель, Косарева, Широкая. Белая уже говорила, в основном это был монолог. Она говорила, что это ЧП для роддома, такого здесь быть не должно, этот ребенок не должен был у нас рождаться. И тому подобное. Такой маленький, такой незрелый, понятно, что при рождении таких детей перспективы могут быть самые разные, – сказал Соколова. 

Прокурор: «Что значит – «этот ребенок не должен был у нас рождаться»?» 
– Скорая должна была доставить женщину в перинатальный центр, но ее доставили к нам, и дежурная бригада ее приняла, – пояснила Соколова.
Медик также сообщила, что от нее (как и от других врачей) Елена Белая требовала пойти к матери и сообщить, что ребенок родился мертвым.
– Я плохо представляю, как я пойду и скажу женщине, которая родила живого ребенка, что он родился мертвым, – сказала Соколова. – Я и коллег отговаривала от такого шага.

Прокурор: «Белая говорила на собрании, что вы, мол, подставляли внештатного акушера-гинеколога рождением такого ребенка. Чем подставляли?»
– Когда рождается такой ребенок, прогноз неясен. Недоношенными детьми надо заниматься. К тому же у женщины не было полиса, российского паспорта, родового сертификата. Мне трудно сказать, что из этого Белая имела в виду, – ответила Соколова.
Прокурор спросила медика и о том, как складывается статистика роддома и как эти показатели влияют на работу медучреждения. 
– Статистика во всех регионах складывается из антенатальной (гибель ребенка во время беременности, интранатальной (смерть во время родов) и перинатальной (смерть новорожденного до семи суток после рождения) смертности. По этой статистике судят об оказании помощи медучреждением в родах. Самый серьезный показатель – последний. Могут быть выговоры, замечания, другие санкции, – пояснила Соколова. 

Прокурор: «Как вы поняли слова Елены Белой «делать антенатал»?» 
– Антенатал – значит, что ребенок должен был умереть еще до наступления родовой де-ятельности матери. Я с трудом представляю, как можно было это сделать. Расцениваю это, как необходимость внести изменения в документы, – сказала Соколова. – После совещания я пошла на свое рабочее место в ординаторскую, в палату интенсивной терапии (ПИТ) не заходила. 
Медик рассказала о сцене в ординаторской, которой она также стала свидетелем.
– В ординаторскую вошли Белая, Сушкевич и Татьяна Косарева (заведующая отделением новорожденных в роддоме № 4. – Прим. авт.). Белая спросила Сушкевич: «Что вы с ними делаете?» (с такими детьми. – Прим. авт.). Сушкевич переспросила: «Вы о чем?» Белая: «Бросьте ломать комедию!» Сушкевич: «Мы магнезию вводим, но делаем это, когда они в родзале». Белая: «Решено! Идем делать антенатал». И они вышли. Я же осталась, попыталась сосредоточиться на работе. В кабинете со мной также работала Ирина Широкая. Спустя время мы с ней одновременно вышли из ординаторской, хотя каждая и по своим делам. Навстречу нам шла Косарева с выражением ужаса на лице. Она показала нам пугающий жест, – сказала Соколова и скрестила руки на груди, продемонстрировав действия Косаревой суду.
По показаниям свидетеля, Белая настаивала на переписывании истории родов: что недоношенный мальчик умер не в утробе матери, а в процессе родов. Но сама Соколова и акушер-гинеколог Болашенко, принимавшая роды у Замиры Ахмедовой, наотрез отказались. 
Тогда документы велели переписывать Широкой. 
– Я сказала ей: «Нельзя вам это делать, вы берете на себя ответственность за смерть ребенка в вашу смену». А она ответила: «А что мне делать?» и села переписывать, – сообщила Соколова. 
«СК» следит за развитием событий, следующее заседание суда назначено на 23 сентября.

06-IMG_0090.jpg
Следующее, 12-е, заседание по делу врачей состоится в Калининградском областном суде 23 сентября
цитата
,
:
, :
Скорая должна была доставить женщину в перинатальный центр, но ее доставили к нам, дежурная бригада ее приняла

поделиться
Правила комментирования

Правила комментирования

Редакция портала "Страна Калининград" оставляет за собой право удалять комментарии, нарушающие правила сайта и законодательство РФ, а также ограничивать доступ к комментированию статей любым посетителям сайта. Аккаунты пользователей, систематически допускающих подобные нарушения, будут удаляться без возможности восстановления. Для разрешения спорных вопросов можно обращаться по электронной почте rec@strana39.ru.

В комментариях на сайте "strana39.ru" запрещены:

1. Нецензурная брань (в том числе и завуалированная, с использованием звездочек, точек и других знаков).
2. Высказывания, содержащие разжигание этнической и религиозной вражды, призывы к насилию, призывы к свержению конституционного строя, а также ссылки на подобные материалы.
3. Призывы к осуществлению террористической деятельности или оправдание терроризма, а также ссылки на подобные материалы.
4. Пропаганда порнографии, культа насилия и жестокости, а также ссылки на подобные материалы.
5. Размещение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров.
6. Оскорбления или угрозы в адрес редакции или авторов материалов.
7. Оскорбления или угрозы в адрес других граждан, в том числе – пользователей сайта "Strana39.ru".
8. Размещение информации рекламного характера или спама.

comments powered by Disqus
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

1201
опрос 02 сентября 2020

Специалисты пугают новыми штаммами гриппа. А вы будете делать от него прививку?

69