или Зарегистрироваться
Общество
379
0
06 июня 2013

Новое начальство обезглавило конный завод

Уволенные восстановились через суд, но работать так и не смогли

Конный завод «Веедерн» в 5 км от Озёрска – детище жены бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Елена Батурина приобрела разрушенную усадьбу в начале 2000-х. Вложила огромные (о сумме доподлинно неизвестно) деньги в проект, усадьбу восстановили, на ее базе зародился спортивно-хозяйственный комплекс.

Спустя несколько лет конный завод «Веедерн» стал единственным в России по разведению лошадей ганноверской и тракененской пород. В конюшнях стояло 150 скакунов для конного спорта. Соревнования по конкуру стали проводить восемь раз в год, наши спортсмены впервые выехали в Польшу на международный турнир и заняли призовые места.

Заявления об уходе с открытой датой

Светлана Сафронова – в спортивных кругах личность известная. Она дипломированный тренер по конному спорту (таких в области всего трое) и действующий спортсмен по конкуру. Лошади – не просто увлечение, это ее жизнь. На заводе «Веедерн» Светлана работала почти три года. Готовила лошадей к спорту, взращивала из жеребят настоящих скакунов, которых с руками отрывали питерские и московские всадники. Тренировала детей. Ее воспитанница 14-летняя Катя Захарова, выступающая за школу пятиборья, будет представлять область на спартакиаде в Москве. И вот в июне прошлого года успешная и профессиональная Сафронова узнает, что она уволена.

– Вышвырнули с завода практически всех грамотных специалистов, мою маму – лицензированного зоотехника с 40-летним стажем, которая работала на заводе с момента его открытия, опытных бригадиров, конюхов, – рассказывает Светлана. – «Революция» началась с приходом нового директора полтора года назад. За 10 лет существования завода Тимур Шогенов – 17-й руководитель. Независимо от смены начальников, люди работали, получали неплохую зарплату, но здесь знакомство началось с условия – весь коллектив, вплоть до экономистов и бухгалтеров, должен написать заявления об уходе и приеме на работу с открытой датой, тогда нас переводили в другое юридическое лицо: из ООО «Конный завод «Веедерн» – в ООО «Частный конный завод Веедерн». Все согласились, работу никто не хотел терять, да и фактически ничего не изменилось — все остались на своих местах. А когда подошло время, в заявления просто были поставлены нужные даты. Оспаривать что-либо было бессмысленно, мы же сами написали заявления об уходе.

Светлана убеждена – новое начальство решило привести с собой новую команду. Но оказалось, что сделать это не так просто. Завод повис в воздухе: специалистов нет, продаж лошадей нет, прокат закончился. Когда начались трудности, Шогенов попросил Сафронову вернуться.

Нарушения в трудовой книжке

Работа пошла. За пять месяцев Светлана продала 16 скакунов, а это тяжелый труд: реальную стоимость лошади может оценить только профессионал, предложить так, чтобы купили именно эту лошадь именно этой породы, – тоже надо уметь. Рынок переполнен, цены разнятся от 150 тыс. руб. до полумиллиона и больше, но у Сафроновой это получалось. К тому же она продолжила тренировать будущих чемпионов. Но в канун Нового года за «праздничным столом» жена Шогенова (она является на конезаводе финансовым директором) назвала несколько фамилий, в числе которых были два берейтора (специалисты по работе с молодняком), конюх и тренер Сафронова. «Вы уволены», – сообщила Жанна Буденовна.

– Я пошла вставать на биржу труда, – продолжает Светлана, – специалист, которая меня принимала, сказала, что у меня в трудовой книжке явные нарушения, стаж потерялся, и как пособие по безработице мне светит не минимальная заработная плата, а всего 800 рублей. Я обратилась в прокуратуру и суд.

Табу на общение

Суд пришел к выводу, что увольнение Сафроновой было незаконным. На работе ее восстановили. 19 февраля 2013 года вынесено решение, а утром 20-го она была на работе.

– Тут же на меня была составлена докладная, что я опоздала. Оказалось, за сутки завод перевели на другой график работы, который начинался теперь не с 9 утра, а с 8, о чем меня, конечно же, не предупредили, – говорит Сафронова.

Как рассказывает Светлана, дело дошло до абсурда. Всем работникам под угрозой увольнения было запрещено разговаривать с ней. Когда она появлялась на территории завода, люди отворачивались и сквозь зубы цедили: «Светка, извини, у нас семьи, детей кормить надо».

– Табу на общение – это что! – делится зоотехник Галина Алексеенкова, которую также уволили без объяснения причин. – Начались настоящие шантаж и травля! Неугодных, а Светлана не единственная, запрещено было подвозить на личных автомобилях. Из Черняховска в Озёрск первый автобус идет в 8.10, оттуда еще 5 км до самого завода. И обратно добраться тоже проблема. Одну из наших сотрудниц просто не пустили в служебный автобус. Жанна Буденовна заявила, что это ее личный автобус, и она не хочет, чтобы девушка в него садилась. Той не оставалось ничего, как на следующий день написать заявление об уходе. Кроме того, неугодным разрешено было находиться только в манеже и маленькой конюшне, в остальные помещения вход был запрещен.

Тренера в обиду не дадут

На сей раз Светлана бороться не стала, написала заявление, ушла. Без работы не осталась. Тренирует маленьких всадников, консультирует спортсменов. Только история с конезаводом на этом не закончилась.

– 19 мая на заводе проводились областные соревнования по конкуру, поскольку я являюсь личным тренером спортсменки сборной области Екатерины Захаровой, то приехала проследить за ее выступлением, – рассказывает Светлана Сафронова. – Только зашла на территорию «Веедерна», ко мне подлетели охранники с собаками и стали выгонять, мол, мне находиться здесь запрещено. Я опешила. На каком основании? В итоге был вызван наряд полиции.

Разбирательства длились тричаса. Поскольку Светлана не являлась нарушителем общественного порядка, полиция развела руками.

– Это беспредел, – возмущается мать одной из воспитанниц Сафроновой Виолетта Фарафонтова. – Мы – родители – будем обращаться в областную и российскую федерации конного спорта и прокуратуру. Кто будет работать с нашими детьми? На всю область всего три профессиональных тренера, в их числе Светлана. Руководить конным заводом может кто угодно, но это не должно нарушать права наших детей. Обидно, что область теряет таких специалистов.

От комментариев журналисту газеты «Страна Калининград» директор завода Тимур Шогенов отказался, сказав лишь, что «Сафронова не оправдала ожиданий и надежд». Заслуг Сафроновой, ее спортивных показателей, прибыли, которую она приносила предприятию, а также достижений других штучных специалистов, беспардонно выброшенных, новому начальнику, по всей видимости, мало.

Что делать, если ваш начальник не прав

Консультирует юрист Андрей Касаткин:

– В моей практике было всего два случая, когда люди требовали восстановить их на работе в той же должности, с которой они были незаконно уволены. Но это бойцы по жизни, которых не пугала дальнейшая перспектива работы на предприятии. Работодатель может придумать и спровоцировать много различных ситуаций, при которых человек будет изобличен в якобы нарушениях трудовой дисциплины. Психологический климат в коллективе будет построен так, что работать станет невозможно. Мой совет – десять раз подумать, стоит ли восстанавливаться на работе или просто получить свои деньги за нарушение прав и уйти без вреда для себя. Деньги – это компенсация за время вынужденного прогула и возмещение морального вреда, который зависит от степени тяжести, – если человек в результате увольнения не пострадал, суммы полагаются небольшие. Если у человека обострились хронические заболевания или, допустим, случился инсульт, и это будет доказано в суде, тогда суммы компенсации будут больше.

Как защититься, если вас выживают с работы?

  • Досконально изучить и исполнять свои трудовые обязанности, чтобы не к чему было придраться.
  • На любые компрометирующие вас как добросовестного работника замечания или приказы о дисциплинарных нарушениях писать встречные объяснительные. Не принимают? Высылайте по почте заказными письмами с уведомлением.
  • По любому факту, который считаете подозрительным, пишите докладные начальству.
  • Обращайтесь за советом в трудинспекцию.
  • Ст. 393 ТК РФ освобождает работника, обратившегося в суд за разрешением трудового спора, от уплаты госпошлины и судебных издержек.

Справка "СК"

Кто такой Тимур Шогенов?

Родом из Нальчика, кабардинец. В Калининградскую область приехал десять лет назад. По образованию – юрист, экономист. Работал главным инженером по строительству на одном из предприятий в Черняховске, затем в налоговой службе. Сейчас директор конезавода «Веедерн» (http://www.agrariy-39.ru/number/detail.php?ID=2216).

поделиться
теги
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

51949
опрос 10 августа 2022

Как вы будете голосовать на выборах губернатора 11 сентября - лично или удалённо?

0