или Зарегистрироваться
Земляки
1361
0
19 июня 2014

Артём Рыжков: «В Калининграде можно сделать фестивальную площадку лучше «Кинотавра»

По его мнению, творчество и деньги находятся вовсе
не по разные стороны баррикад

Организатор различных киноакций в Калининграде Артём Рыжков в очередной раз посетил Каннский кинофестиваль. А это отличный повод побеседовать об особенностях и уроках одного из самых представительных кинофорумов мира.

Наша сверхзадача – открыть таланты

– Артём, вы уже в шестой раз побывали на Каннском кинофестивале. Как бы вы сформулировали цель ваших киновояжей?

– Я определил бы сам себя как «отборщик». Поскольку моя ключевая цель – отсмотрев всю программу Каннского фестиваля, сформировать нашу программу для фестиваля стран Евросоюза и конкурсной программы фестиваля короткометражных фильмов «Короче».

У организаторов программы короткометражек Каннского фестиваля задача – расширить географию, вдохновить зрителей экзотикой кинематографов таких стран как, скажем, Малайзия. Мы же стараемся искать таланты в тех краях, которые оказываются вне зоны внимания таких крупных фестивалей, как «Кинотавр», где принимают участие в основном московские режиссеры. В стране же 88 регионов. И наша сверхзадача – открыть таланты. И не только открыть, но и поддержать. Причем вполне реально. Призовой фонд фестиваля «Короче» – 1,5 млн рублей, а фильм-победитель получит 500 тысяч. Это важно: где-нибудь в российской глубинке парнишка мечтает снимать кино. А окружающие крутят пальцем у виска и говорят: «Что, с ума сошел? Это ж безденежье и нищета!». А мы показываем – творчество и деньги вовсе не по разные стороны баррикад. Другой важный момент. Люди, снимающие кино, часто совершенно не способны себя продвигать, а на фестивале есть реальная возможность встретиться с мега-продюсерами. В этом году одним из гостей фестиваля «Короче» станет Валерий Тодоровский.

– В Каннах лидерами неоднократно становились ленты, в которых препарировались аномалии человеческой натуры. И вдруг в этом лучшим по сценарию признан фильм Звягинцева «Левиафан», в котором в центре внимания вполне традиционные проблемы…

– Да, действительно, так может показаться. В прошлом году победителем стал фильм «Жизнь Адель» о девушках-лесбиянках (хотя он совсем об ином). И на самом деле побеждают ленты, обогащающие «киноязык». Те, в которых новый взгляд на явления, что у всех на устах. Побеждает самое смелое кино – во всех смыслах этого слова. Смелость нередко соседствует с талантом. Дать награду фильму об общечеловеческих ценностях или жесткому, смакующему разнообразные человеческие пороки – такая дилемма имеет место в Каннах не впервые. Так, в 1994 году претендовали на Пальмовую ветвь «Утомленные солнцем» и «Криминальное чтиво». Дуэль гуманистических ценностей и эскалации насилия завершилась победой Тарантино. Отчасти в силу того, что председателем жюри был Клинт Иствуд, который в ту пору сам снимался в достаточно жестких лентах. В общем, история каннских побед и поражений каждый год сама себя обновляет.

Короткие рентгены мыслительных потоков

– Какое впечатление произвел на вас «Левиафан»?

– На мой взгляд, это самый слабый фильм Звягинцева. Звягинцев всегда находился под мощным влиянием стилистики Тарковского. Чем, собственно, и был силен. В «Левиафане» он предпринял попытку сделать «социалку». При этом многое безбожно затянуто. Полчаса можно легко отрезать. Все эти зачитывания постановлений, какие-то невнятные диалоги в постели, какие-то детские посиделки в руинах церкви. Нет, все так и есть. Все правда. Эти мэры, эти суды, но мы в этом живем, мы все это видим, мы уже и в кино это неоднократно видели, и в сериалах, поэтому для Канн — это как-то поздновато. Русские пьют, коррупция, беспредел — это все звучит как набор штампов.

Я не против такого фильма в конкурсной программе, но искренне жаль, что нет других. Что мы неспособны снять о себе что-то хорошее. И сделать это на таком уровне, чтобы это взяли в Канны. Я говорю не о заказном патриотизме, а о хороших вещах, которые у нас тоже случаются. А актеры были безупречны. Особенно Алексей Серебряков и, что приятно, наш земляк Владимир Вдовиченков.

– Какие ленты показались вам прорывами?

– В этом году не было огромных прорывов в кино и, как мне показалось, не было великих шедевров, которые войдут в Золотой фонд кинематографа. Из 200 новых лент, показанных в Каннах, было пять-шесть фильмов, которые обязательно стоит посмотреть, чтобы просто быть современным и думать современные мысли.

Это турецкий «Зимний сон», бельгийский «Два дня, одна ночь» и в первую очередь – «Звездная карта» Дэвида Кроненберга с Робертом Паттинсоном, Джулианной Мур и Джоном Кьюсаком, который мы обязательно покажем в Калининграде. Это попытка взглянуть на Голливуд и понять, чем он является для западной культуры и как индустрия развлечений на нее влияет. Поразили же меня короткометражки — вот где надо искать новое мышление! Там режиссеры независимы от денег и продюсеров, они будто дают нам рентгены своих мыслительных потоков.

Необходима мощная поддержка властей

– Каннский фестиваль – это не только кино, но и бурная «околокиношная» жизнь. Что зацепило?

– Все повторяется из года в год – концентрированный гламур, красные дорожки, по которым звезды курсируют на расстоянии протянутой руки. Плюс ставшие уже традиционными криминальные истории, которые тоже часть фестиваля. Так, нынче было украдено бриллиантовое колье стоимостью 2 млн долларов. Охрана с полицией были повсюду. Как при таких мерах безопасности удалось похитить драгоценность, пока совершенно неясно. Занятно, что в прошлом году кража на фестивале произошла, когда все Канны гуляли на вечеринке по случаю премьеры фильма «Элитное общество». Он основан на реальных событиях, когда банда подростков грабила голливудских знаменитостей. Что касается звезд. Как-то поутру я шел через пляж, а там сидел на корточках Томми Ли Джонс и смотрел на воду. Ничего необычного он не делал. Сидел и смотрел. Я подумал, что будет круто сесть рядом. И сел. (Улыбается.) Вот так, в семь утра, мы с Томми Ли Джонсом сидим на песке у набережной Круазетт и смотрим на воду….

– В наших краях уже были попытки организации международных кинофестивалей. Достаточно вспомнить «Балтийские дебюты» или инициированную Александрой Яковлевой «Янтарную пантеру». Насколько подобная затея реальна?

– Я абсолютно убежден – в Калининграде можно сделать новую фестивальную площадку, лучше «Кинотавра» в Сочи. Для этого есть все возможности. Наш город имеет неповторимый стиль и атмосферу, он идеально подходит под такие мероприятия. Но необходима мощная поддержка властных структур. Отличная иллюстрация на эту тему – кинофестиваль во Владивостоке «Меридианы Тихого», на котором отмечаются звезды первой величины. Для нас подобное пока невозможно. А вообще, знаете, достаточно хотя бы раз побывать в Каннах, чтобы понять, что такое развитая фестивальная инфраструктура. Но дело не только в ней – инфраструктура и у нас мало-помалу начинает появляться. Главное – нет во всем этом души, а лишь желание забрать твои деньги. В Каннах деньги тоже забирают, но делают это с доброй улыбкой…

Справка «СК»

Артём Рыжков – арт-директор кинотеатра «Заря», фестиваля кино стран Европейского союза и фестиваля короткометражных фильмов «Короче». Родился в 1973 г. Окончил филологический факультет Калининградского госуниверситета. С 1991 г. работал на телеканале «Премьер», делал программы о музыке и кино «Левый канал», «Импровизация», «Movies». С 1993 по 1998 г. работал на НТРК «Каскад» в программах «Камера обскура» и «Музыка нон грата», в 1997–1999 гг. сотрудничал с радиостанцией «Балтик Плюс» (программа «Мир кино»). Учился в России, Ирландии, Швеции и Германии. Окончил аспирантуру БФУ им. И.Канта. Написал и издал книгу «Куда улетают воздушные шарики», затем еще пять романов. Три года назад организовал арт-проект «Квартира».

поделиться
теги
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

39629
опрос 13 октября 2021

Что может вас стимулировать сделать прививку от коронавируса?

28