или Зарегистрироваться
Земляки
1156
0
25 августа 2010

Евгений Марчелли: «Я просто хочу заниматься творчеством!»

Худрук областного драмтеатра рассказал «СК» о том, почему он покидает Калининград

- Евгений, в театре так тихо… Актеры, наверное, еще в отпусках?

- Нет, они уже приступили к репетициям. На новость о моем уходе они отреагировали спокойно. Кто-то говорит, что жалко, кто-то: «Ура, наконец-то!» (смеется).

- Это правда, что актеры в нашем театре зарабатывают небольшие деньги?

- Средняя зарплата где-то 11-12 тысяч в месяц.

- Почему так мало? Ведь актером может стать только талантливый человек, это же не кассир в магазине…

- Но это максимальная возможность театра выплачивать такие суммы. И то я считаю, что это еще более-менее, потому что три года назад средняя зарплата в театре была 7-8 тысяч рублей! Рост зарплаты произошел за счет внутреннего перераспределения денег, практически никого из творческого цеха мы не сократили. Просто сегодня больше зарабатывают те, кто чаще занят в спектаклях. И это не те, «кого больше любит режиссер», а талантливые артисты, благодаря которым спектакль получается интересным.

- Вы сказали, что решение уйти зрело у вас давно. Почему?

- Как-то все вместе сложилось… Одна из причин – не получилось перенаправить театр в сторону искусства. К сожалению, время сегодня диктует театру другое – быть коммерческой организацией, зарабатывать деньги. И это одна из проблем, которую ставит власть перед театром. Она говорит: «Ваш театр должен зарабатывать!» А где-то власть, наоборот, говорит: «Занимайтесь искусством, мы будем вас содержать, опекать, поддерживать». А нам дали план, показатели, они зашкаливают за пределы нормального. Театр должен выпускать 5-6 новых спектаклей в год, из них 90% - комедии, коммерческий репертуар для заполнения зала. Нам дали непосильную цифру заполнения зрительного зала – почти 70%, а это, к сожалению, только скороспелые комедии, потому что на качественные комедийные постановки не всегда идет много зрителей.

- В репертуаре театра ведь были комедии?

- Они и сейчас идут. Против чего я дико возражал – комедия «Номер 13». Это кошмарный спектакль, декорации невозможные, артисты играют фальшиво… Настолько он весь «неправдашний» и ужасный, просто паноптикум какой-то! А зритель идет на него валом уже пятый год, сидит в зале и веселится. Получается, этот спектакль зарабатывает у нас больше всего денег. На серьезные работы люди не ходят… Это трудный вопрос, он не решается быстро. Это целая большая сложная история взаимоотношений со зрителями, весь театр нужно перенаправить в эту сторону. Этого, к сожалению, мне не удалось. Я понял, что для меня это и невозможно - надо потратить такое количество сил и энергии, которых у меня нет. Для этого нужно быть молодым, дерзким, не бояться производить внутри театра «хирургические» операции - освободить место для молодых артистов, проводить на заслуженный отдых пенсионеров, то есть «пустить кровь»… В театре очень возрастная труппа, почти 50% - пенсионного возраста. Половина труппы – женщины. Это проблема номер один, ведь открываешь любую пьесу, а там – шесть мужских ролей и всего две женских. Когда 50% труппы – женщины, это кошмар…

- Почему вы решили, что не справляетесь? С вами был какой-то разговор?

- Нет, но государственное задание, которое нам определили в этом году, довлеет надо мной… Михаил Салес (директор театра. – Ред.) не считает это неприемлемым, нужно только много работать. Понятия «много работать» у нас с ним немного разные. Мне кажется, лучше выпускать меньше спектаклей, но они будут хорошими, чем выпускать чушь.

- Ваши постановки собирали залы?

- Я бы не сказал… «Двенадцатая ночь» и «Дачники» идут редко, потому что в этих работах занят актер «Тильзит-театра» Виталий Кищенко, он сейчас много и плотно снимается в телевизионных проектах, у него, честно говоря, даже не получается приехать на спектакль. Полные залы они не собирают, но мне нравится, что на них другой зритель – студенческая молодежь, интеллигенция, это другие лица…

- Может, и хорошо, что на разные спектакли ходит разная публика?

- Может быть. Но продолжать работать в театре… Ситуация неинтересная. Мне очень грустно и скучно.

- Но ведь все эти требования власти ставились еще два года назад, когда был конкурс на худрука театра!

- Мне казалось, что у меня хватит сил и энергии преодолеть это, изменить ситуацию и вывести ее на качественно иной уровень. Не удалось. Я хотел ставить новые спектакли, работать со зрителем, переформировать труппу, наладить диалог с властью, найти новый принцип финансирования, нашего существования. Кое-что мне удалось, но так мало, что существенно ситуацию это не изменило.

- Проблема в деньгах?

- Нет. Думаю, если бы у меня хватило сил и энергии, то и денег в театре было бы больше. Ведь власть на самом деле не отказывается от диалога с нами, и у нас очень человеческое министерство культуры, с ним можно общаться. Но их нужно убеждать, с ними надо работать. Был диалог и с губернатором, хотя он был неплотным, к сожалению, – ведь губернатор не был частым гостем в театре. Но мне очень приятно, что поддержали финансированием мою инициативу - чтобы выявить потенциал, мы приглашали молодых режиссеров, они ставили на малой сцене свои эскизные варианты. В итоге две работы из восьми вошли в постоянный репертуар, сейчас третья работа запускается.

- Почему вы именно сейчас приняли предложение уйти?

- Мне поступило предложение из Ярославля, в котором я ставил спектакль «Катерина Ивановна» по пьесе Андреева. Для меня оно очень любопытно тем, что мне предлагают быть просто режиссером. Не главным, не руководителем, а просто заниматься творчеством.

- Два года назад министр культуры Михаил Андреев «поручился» перед губернатором своей министерской должностью, что вы не уйдете…

- Да вы что? Я этого не слышал… Но, по крайней мере, отпустил меня министр достаточно спокойно. Наверное, сейчас вообще сложная ситуация в правительстве из-за смены руководства области. Не это стало для меня главным, просто все так совпало.

- Есть на кого оставлять коллектив?

- Нет, к сожалению (вздыхает). Михаил Салес много работает, у него этого не отнять. Но, наверное, сегодня театру нужен человек современный.

- Как вам с ним работалось?

- Я ему перепоручил вести экономическую сторону жизни театра. Несмотря на то, что мы совершенно по-разному понимаем и воспринимаем театр, вместе мы работали нормально.

- Может, сделать из театра площадку для постановок разных режиссеров?

- Это возможно. И любой режиссер готов будет приехать сюда, если ему это будет интересно. Но интересна, прежде всего, гонорарная составляющая. Ведь почему режиссеры в одни города и театры едут, а в другие – нет? Не потому что там театры лучше, а потому что платят больше. В Калининграде, к сожалению, с этим ситуация сложная. У нас были договоренности с режиссерами, но мы вынуждены были выплатить аванс и расстаться с человеком. У нас три работы сорвалось, потому что денег не было.

- Если вас будут приглашать в Калининград просто ставить спектакли, приедете?

- С удовольствием! Ведь это моя вторая родина, мне здесь очень комфортно, у меня много друзей.

- Ваша новая постановка в Калининграде увидит свет?

- Весной я уехал в Ярославль ставить спектакль «Екатерина Ивановна» по пьесе Андреева, а в Калининграде я должен был еще одну работу сделать «Дом Бернарды Альбы» по пьесе Лорки, это такой спектакль для женщин. Но заболела наша актриса Вера Павловна Клинова, которая и должна была играть Альбу, поэтому я не смог продолжить работу над этим спектаклем.

- Что с «Тильзит-театром»?

- Это мои друзья, мой дом, мой мир. Закроют ли его? Не знаю… Там талантливые люди, но не всем легко «сняться» с одного места и поехать туда, где есть работа. Ведь мы даже не смогли перевезти некоторых из них в Калининград, хотя они были тут заняты в постановках – им просто негде было жить. После спектаклей они возвращались в Советск. Никаких общежитий для актеров у нас нет…

- Если власть изменит свое отношение– скажет, что будет хорошо финансировать театр, искать для вас меценатов… Останетесь?

- Не думаю, что у калининградских властей в ближайшее время возникнет желание изменить условия жизни театра, поставить на первое место творческую составляющею, а не зарабатывание денег. Таких театров в нашей стране, к сожалению, не так много – пять-семь из трехсот. Почти все вынуждены зарабатывать. Но в Ярославле, куда я еду, вообще особенная ситуация – это единственный в России федеральный театр, кроме Москвы и Питера, там творчество важнее всего.

- Возглавить Ярославский театр нет желания?

- Нет. Я просто хочу заниматься творчеством, режиссурой. Ведь когда ты руководитель, приходится беспокоиться не о спектакле, который хочешь поставить, а том, чтобы у всех артистов была работа, все были заняты в постановках. И я каждый день вынужден думать над этим! Вот, в Калининграде в 2011 году исполняется нескольким актерам по 75 лет, одному 80, у кого-то 50-летие творческой деятельности. Всем этим людям нужно провести бенефисы, занять их в постановках. По идее, сейчас я должен думать над тем, чтобы у каждого была большая роль, чтобы они могли отпраздновать свой юбилей… И параллельно с этим мне нужно ломать голову, как заполнить зал. Когда я буду свободным режиссером, мне не надо будет это делать.

- Семья поедет с вами?

- Знаете, у меня ведь изменения в семейной жизни… Мы поженились с Анастасией Светловой, актрисой из Санкт-Петербурга, которую пригласили играть в моей постановке в Ярославле.

- Так может это одна из основных причин, почему вы покидаете Калининград?

- И это тоже (улыбается). Просто получилось так, что сошлось воедино несколько факторов.

Досье «СК»

Заслуженный деятель искусств Евгений Марчелли родился 19 мая 1957 года в г. Фрунзе, отец — Жозеф Марчелли — итальянец, эмигрировавший в СССР в 1930 г. С 1991 года - главный режиссер «Тильзит-театра» из Советска, с 2003 по 2008 годы работал главным режиссером Омского театра драмы. Поставил в общей сложности более 60 спектаклей, лауреат премии «Золотая маска», обладатель звания «Лучший режиссер российской театральной провинции».

поделиться
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

56108
опрос 21 октября 2022

74% россиян, судя по опросу ВЦИОМ, поддерживают идею властей не праздновать Новый год из-за СВО. Вы согласны с ними?

20