или Зарегистрироваться
Земляки
198
0
10 Мая 2012

Детям войны кричали «Горько!» через пятьдесят лет

В Калининградском ЗАГСе поздравили три пары семейных «долгожителей»

Жители Калининграда Александр Александрович и Янина Ионовна Кузь идут рука об руку вот уже полвека. Борис Рувимович и Тамара Васильевна Фельдман прожили в браке 55 лет. А Николай Филиппович и Нина Моисеевна Никишовы справили бриллиантовую свадьбу, то есть 60 лет совместной жизни!

Помимо семейного долголетия пары объединяет еще одно обстоятельство – одни из них дети войны, а других она связала на всю жизнь.

«Помню все!»

Так, к примеру, Нину Моисеевну (семья Никишовых) девочкой угнали из Витебской области в концлагерь в Лангендорфе (ныне п. Сокольники в Гвардейском районе). После освобождения она осталась жить в новой, Калининградской области. И уже здесь, работая сестрой-хозяйкой в военном госпитале им. Саулькина, познакомилась с будущим мужем Николаем, который там лечился.

...На долю Тамары Васильевны Фельдман (в девичестве Майорова) в детстве тоже выпали страшные испытания. С мамой она жила в блокадном Ленинграде.

– Мне было пять лет, но я помню все, – говорит она. – Наш детский сад в 1941-м эвакуировали в Пермь, но папа сказал: «Нет, остаемся дома». Он боялся, что война раскидает семью, и сказал маме никуда не уезжать. Сам ушел добровольцем на фронт. В 1942-м он погиб. И мы остались одни в Ленинграде. Жили страшно. Нас еще спасало то, что от прежних хозяев квартиры осталось много дров. Греться к нам приходили все соседи.

– Моя мама – Елена Федоровна Майорова – стирала белье солдатам. За работу давали карточки: это 50 г хлеба детям, 125 г рабочим в день. Мама делила принесенный хлеб на три приема и выдавала по кусочку со стаканом кипятка.

Уроки под взрывы

Детей, кроме меня и моей трехлетней двоюродной сестры Риты, в доме больше не было. Каждый день кто-то из соседей умирал. Рита тоже умерла прямо на моих глазах от голода. Ее последними словами были: «А Андреенко (заведовал в те годы отделом торговли Ленинградском горисполкома. – Прим. авт.) хлеба нам прибавил?» Вот что волновало четырехлетнего ребенка. Чтобы отвезти ее на кладбище, мама взяла самокат, привязала к нему тело и повезла.

Тамара Васильевна вспоминает, как в 1944 году ее мама устроилась возить хлеб из пекарни в магазин. Вместо лошади впрягалась в телегу и тянула ее четыре трамвайные остановки.

– А потом она шла за мной в школу. Учиться я пошла с шести лет. И, несмотря на бомбежки, занятия вели, и детей в школе было много. При этом район обстреливался активно. Бывало, каждые полчаса по тревоге спускались в бомбоубежище.

А однажды в школу попал большой снаряд. Помню, лошади кричали, ватная одежда на детях загорелась. Мы были в раздевалке. От взрыва многие погибли. Я от дыма потеряла сознание и оказалась завалена телами своих однокашников. Нашли меня старшеклассники, после каждого обстрела они обходили школу и искали выживших среди убитых.

Любовь на всю жизнь

...Тамара с мамой так и оставались в Ленинграде до самого снятия блокады – 27 января 1944 года. И свою судьбу Тамара Васильевна тоже встретила там. Курсант Военного инженерно-морского училища Борис Фельдман ехал в трамвае № 3, где увидел красивую девушку. Свадьбу сыграли в 1957-м. Семью военного помотало по стране, а два года назад супруги переехали в Калининград, где уже 30 лет живет их дочь Марина с сыном и дочкой. На 9 Мая вся семья соберется за столом.

– Вспомним всех, кто не пережил ту войну, и тех, кто отдал свои жизни ради нас, чтобы мы могли жить дальше, – говорит Тамара Васильевна.

Отметят в семье и долголетие семейной жизни. А секрет ее прост. По словам супругов – это бережное отношение и уважение друг к другу.

поделиться
конкурс 08 Сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

32985
опрос 11 Августа 2021

На культурные мероприятия теперь пускают не только с билетом, но и с ПЦР-тестом или сертификатом о прививке. Вас такие условия напрягают?

90