или Зарегистрироваться
Земляки
2939
0
03 июня 2022

Александр Рамм: «Классику слушает один процент населения, и этого достаточно»

Русскую культуру отменяют не повсеместно, убежден музыкант
В Калининградской областной филармонии в рамках фестиваля искусств «Русская музыка на Балтике» (12+) прошел концерт солистов Московской филармонии — Павла Милюкова, Филиппа Копачевского и Александра Рамма. 
Александр – один из самых востребованных виолончелистов своего поколения. О том, как происходит становление академического исполнителя, и о сегодняшних реалиях классической музыки с музыкантом побеседовал корреспондент «Страны Калининград». 

Инструмент зрелых личностей

– Александр, выступление в Калининграде – городе детства, очевидно, сопряжено с адреналином?
– Для меня все сцены важны. Но есть ностальгические ощущения. Я здесь жил с 6 до 10 лет. Это самые насыщенные годы моей детской жизни, и они полны разнообразных воспоминаний. Например, как ходил в школу через Центральный парк (тогда им. Калинина). Говорили, что там водится маньяк, но было не страшно, а красиво. Многое мне дало и общение со светлой памяти отцом Ежи, настоятелем прихода св. Адальберта. Мама работала с ним тогда в социальной службе католической церкви «Каритас» и привлекала нас с братом Мартином. А еще люблю особенный запах по зиме, когда в старых немецких домах топят углем. Запахи детства, они как музыка. А ею я начал заниматься здесь. Впервые вышел к публике, почувствовал энергообмен и понял, что это будет моя жизнь.

 – Мы живем в тревожной обстановке. Как мне кажется, виолончель – один из самых драматических инструментов, отражающих нерв времени. 
– Абсолютно поддерживаю! Композиторы обращались к виолончели, когда хотели высказаться человеческим голосом, это инструмент зрелых личностей. Ни на одном виолончельном концерте мы не увидим блеска ради блеска.
«Давай-ка вкалывай»

– Ваше мироощущение, вероятно, заслуга мамы, кинокритика и журналиста Виты Рамм?
– Безусловно. Мама учила нас с братом быть независтливыми. Зависть разъедает изнутри – и как мужчину, и как професси-онала. Только свобода от нее позволяет сделать что-то значимое. Для меня мама – пример во всем. И нас с братом поставила на ноги, и сама сделала карьеру одного из самых уважаемых кинокритиков России. 

– Как музыка вошла в вашу жизнь?
– В доме всегда звучала музыка. Это был яркий и умный рок, который обожала мама, – «Пинк Флойд», «Лед Зеппелин», «Квин». Однажды у нас в старшей группе детсада выступил ансамбль из музыкальной школы им. Глиэра – пять скрипок и виолончель. Мне понравился образ скрипача – гордый и артистичный. И я стал изображать его перед зеркалом. Что навело маму на мысль привести меня в музыкальную школу. Там проверили слух, чувство ритма, музыкантское мышление и пришли к выводу, что парень способный. Но отметили, что для скрипки я в свои 7 лет староват, а виолончель – «большая скрипка» – подойдет. К тому же она идеальна для гиперактивных детей, а я был как раз таким. Виолончель требует усидчивости, впрочем, как и любой другой музыкальный инструмент. Светлана Валентиновна Иванова – моя первая учительница – провела моей рукой со смычком по струнам, и я пропал. С первого же дня было сознание, что музыка – мое будущее. 

– Так вы педант?
– Нет. Это сейчас, к 34 годам, у меня в жизни все по полкам расставлено. А сначала выезжал на способностях. Лишь в 20 лет погрузился в занятия музыкой с головой. «Посмотри, – сказал я сам себе, – сколько талантливых неудачников, которые куда-то пропали, а как играли в юности! Поэтому давай-ка вкалывай!» И еще не хотелось огорчать моего консерваторского профессора, светлой памяти Наталью Николаевну Шаховскую. 

Необходимое зло 

– Супруга Анна разделяет с вами все розы и шипы. Трудно представить безоблачное сосуществование двух творческих, а значит, амбициозных людей… 
– На самом деле редкость, когда семейная пара вместе играет и неплохо получается. Может, оттого, что мы вместе взрослели, воспитывали друг друга, добивались успехов. А главное, есть совпадение музыкальных биоритмов. Мы можем прекрасно ладить и в жизни, и на репетиции, и во время выступления.

–  В нашей стране классикой сыт не будешь. Вас это не беспокоило на старте?
– Нет. Академическое искусство никогда не было массовым, и это нормально.  Классику слушает один процент населения, и этого достаточно. А слушатель в Калининграде для меня особенный. Среди них я вижу с благодарностью тех, с кем работала мама и которые помнят меня еще маленьким. Большая честь для меня играть и для своей первой учительницы Светланы Ивановой и ее коллег, с которыми я впервые в жизни играл на взрослой сцене. Я рад, что между рейсами на концерте побывал и мой друг детства, ныне капитан дальнего плавания Саша Шуклин. Теперь я езжу по стране и миру и всегда вижу полные залы. Людям нужна и академическая музыка. 

– О поездках по миру. Они сейчас проблематичны. Как будет обстоять дело с гастролями?
– Знаете, русскую культуру отменяют не повсеместно. В целом ряде стран говорят: «Мы вас ждем». Самая болезненная проблема заключается в том, что летать теперь дорого и сложно. А нужны два билета – на меня и на виолончель. Я шучу, что, если сейчас зовут выступать конкретного виолончелиста, значит, сильно хотят его.

– Я знаю, вы популярны и в интернет-пространстве. 
– Эта популярность появилась после того, как я появился на Ютубе в проекте «Stradivaly шоу» (именно так, не «r», а «l»), в котором изобретательно, талантливо и остроумно мои коллеги прививают молодежи вкус к классической музыке. Ролик с моим участием собрал более 400 тысяч просмотров. С тех пор после концертов нередко подходят молодые люди и говорят: «Мы вас на шоу увидели, поэтому пришли».

– Читала ваше мнение о том, что конкурсы — это необходимое зло. Что вы подразумевали?
– В моей жизни вне конкурса – только конкурс Чайковского, такая вот игра слов (смеется). Что касается конкурсов вообще, если неправильно к ним относиться, ждет горькое разочарование.

– Что значит – неправильно?
– Многие думают, что вот получу премию – и начнутся триумфальные концерты по всему миру. Но это бывает редко и не с виолончелистами. Кроме того, если думать о непременной победе, можно попасть в ловушку идеального, но скучного исполнения. 

– Какие эмоции вызывает совместное творчество с великими?
– Интересное чувство! Ведь это люди, которых я слушал с детства. А теперь выхожу с ними на одну сцену, чтобы играть вместе. При этом они относятся ко мне как к коллеге. Огромное счастье, это окрыляет!

00-20220514-DSC_8506.jpg
Александр Рамм часто выступает с известными во всем мире исполнителями, и это, по его словам, окрыляет 

Справка «СК»

Александр Рамм родился в 1988 г. во Владивостоке. Учился в Детской музыкальной школе им. Глиэра в Калининграде, Московском училище музыкального исполнительства им. Шопена и Московской консерватории им. Чайковского. В 2013 г. на Международном конкурсе виолончелистов Paulo в Хельсинки стал первым представителем России, ставшим его лауреатом. В 2015 г. завоевал II премию и серебряную медаль на XV Международном конкурсе им. Чайковского. Выступает с Владимиром Спиваковым, Денисом Мацуевым и другими мэтрами, а также в дуэте с супругой – пианисткой Анной Одинцовой. Воспитывает сына и дочь. Играет на виолончели работы мастера из Кремоны Джебрана Габриэля Якуба. Инструмент приобретен при содействии семьи меценатов Шреве из Голландии и адвоката Елены Лукьяновой.

цитата
,
:
, :
Зависть разъедает изнутри. Только свобода от нее позволяет сделать что-то значимое 

поделиться
конкурс 08 сентября 2020

ШКОЛА МОЕГО ДЕТСТВА

56122
опрос 21 октября 2022

74% россиян, судя по опросу ВЦИОМ, поддерживают идею властей не праздновать Новый год из-за СВО. Вы согласны с ними?

20