или Зарегистрироваться
Общество
271
0
18 сентября 2014

Жители Неринги за летние месяцы зарабатывают на оплату коммуналки зимой

Туристы обеспечивают людей работой –
в сезон маленькая Нида принимает у себя около 600 тысяч гостей

Мы продолжаем цикл репортажей, посвященных Куршской косе. В прошлых номерах («СК» № 35 и № 36) мы писали о планах развития нашей части парка, перспективах и сложностях и о том ворохе коммунальных проблем, в которых погрязли поселки, расположенные на территории, носящей звание объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

А теперь расскажем о другой стороне косы — литовской. Для того, чтобы подробнее узнать, в чем прелесть жизни в природном парке и чем ради этого приходится жертвовать, мы отправились в Ниду и пообщались с местными жителями.

Сохранили историю

Мы писали о том, как осенью и зимой в наших поселках — Лесном, Рыбачьем, Морском – по многим дорогам не пройти без сапог, до сих пор в некоторых домах туалет на улице, нет водопровода, а канализация течет прямо в залив. В сравнении с этим кажется, что литовские поселения (на территории города-курорта Неринги их четыре – Нида, Юодкранте, Первалка и Прейла) — рай да и только.

Здесь история — не прошлое, а настоящее, которое берегут: старинные деревянные дома с резными ставнями (за их сохранностью следит специальная федеральная структура), ухоженные сады и лужайки, маленькие рыбацкие лодки, которые каждое утро выходят в залив. Словом, гостям-туристам есть, на что полюбоваться. Даже в разгар лета, когда в самый крупный поселок Ниду съезжается много людей — при чуть более 1 000 жителей в сезон здесь принимают около 600 тысяч гостей (столько же приезжает во всю нашу область за полгода), — сохраняется атмосфера расслабленности, спокойствия. При довольно развитой инфраструктуре — летом работает больше десятка ресторанов, много гостиниц (а еще есть бесчисленное количество домов и комнат на сдачу в частном секторе) — стоит свернуть с главной улицы, и оказываешься в тишине, один на один с природой.

Любителям активного отдыха тоже есть чем заняться: великолепная велодорожка идет до Клайпеды (за год ее покрытие обновили до Первалки, в планах переделать всю велотрассу и даже добавить новые отрезки), можно поплавать на байдарках, порыбачить.

Но это все — взгляд со стороны, а «изнутри», как говорится, виднее. На встрече с мэром Неринги Дариусом Ясайтисом, когда мы предположили, что на вопрос о проблемах он просто промолчит, ответом был почти двухчасовой рассказ (читайте интервью в следующем номере). Многое из сказанного представителем власти нам поведали и местные жители и гости.

– Мы с женой любим Нерингу — ездим сюда последние восемь лет из Вильнюса. Она гуляет, катается на велосипеде, а я рыбачу. Есть еще Паланга, и она ближе, но там много людей и не всегда безопасно, – рассказал Эдуард. – К сожалению, такой отдых становится нам, пенсионерам, не по карману — цены на косе растут: в этом году снимали комнату за 110 литов за ночь, а так цена и до 300 литов доходит. А ведь еще за въезд заплатить нужно, за паром. Накладно получается, так что далеко не все литовцы могут позволить себе отдохнуть в национальном парке.

Впрочем, литовцев, несмотря на цены, отдыхает по-прежнему много. А еще масса немцев, французов, конечно же, русских (летом — москвичей и питерцев, а вот в несезон, как говорят местные жители, спасают соседи-калининградцы).

– В этом году в порту я сделал небольшой выставочный павильон Nida Art — выставляю там картины разных художников, экспозиция меняется каждую неделю. Кстати, работы покупают чаще всего именно русские — ценят и понимают искусство. Раньше я бывал в Калининграде, еще в советское время, там живет много знакомых, – вспоминает художник Эвалдас Щеметульскис. – Я живу в Ниде летом, а на зиму перебираюсь в Вильнюс — так многие делают. Не в сезон здесь развлечений и работы мало, молодежь уезжает. Как, впрочем, и в целом из Литвы — в Англию и в другие страны, для нас сейчас это большая проблема.

Новое жилье – проблема

И действительно, жизнь в этих местах сезонная. За лето местные жители пытаются заработать денег на зиму, так что жилье здесь сдает примерно 98% населения — кто целиком дом (ради гостей даже к друзьям-родственникам на время перебираются), кто комнаты. Продают янтарь, сувениры, обслуживают туристов.

И вот тут-то и выходят на свет две проблемы. С одной стороны, нужен еще больший приток приезжих, но жилье в сезон занято почти все, так что существенно количество не увеличить — для этого необходимо строить новые дома, отели, развивать инфраструктуру. А с этим, как оказалось, как и на российской стороне, проблемы, причем все те же — с землей в федеральной собственности и массой организаций, с которыми нужно согласовывать каждое решение. Опять же, требовательные иностранцы ищут высокий уровень комфорта, который не всегда удается обеспечить — старые дома красивы, но в них много бытовых ограничений. Нет в Неринге лечебных и СПА-процедур, из-за которых некоторые выбирают Друскининкай и другие курорты.

С другой стороны, как нам признавались многие местные жители, превращать родную и любимую Ниду в город с толпами, лишиться тишины и уединения тоже не хочется.

– Я на пенсии, но работаю в музее. И пенсия, и зарплата маленькие, а у нас здесь очень дорогое отопление — газа нет, работают котельные на биотопливе. Когда их строили, мы думали, что тепло подешевеет, а получилось наоборот. Дорого стоит вода (14 литов за кубометр холодной), электричество, вывоз мусора (раньше у нас была своя свалка, а теперь отходы с косы вывозим). Летом я сдаю квартиру, и так удается заработать денег на то, чтобы зимой оплачивать коммунальные услуги. А еще, чтобы путешествовать, я на полставки по утрам убираю участок у залива, – делится Эльвира Жамойдене, сотрудница Музея Томаса Манна (к слову, музей великолепный — с новой современной экспозицией, потрясающей атмосферой и экспонатами. – Прим. авт.). – Но я не жалуюсь и считаю, что и другие не должны — туристов приезжает много, и заработать на жизнь можно.

Проговорили местные жители и о том, что из-за того, что в нацпарке почти невозможно построить новое жилье, страдают не только туристы, но и они сами. Молодежь вынуждена жить с родителями, и шанса на новые квартиры у нее нет.

Так что в каждом месте свои сложности. Но есть и общее: жители литовской части косы, как и российской, всем сердцем любят то место, где живут. И понимают, что оно — особенное.

– Мне бы хотелось, чтобы у жителей парка с обеих сторон было больше общего — ведь коса одна. А так даже не знаю, как туристам объяснить, почему на наших картах только литовская часть нарисована. Пусть граница остается, ее убрать сложно, но есть еще культура, бизнес и много других вещей, которые можно делать вместе, – сказала нам на прощание Эльвира.

Официально

Мэр Неринги Дариус Ясайтис:

– Большая часть земли на территории нацпарка принадлежит государству, и самоуправление не имеет права ею распоряжаться. И на каждый шаг нужно получать много разрешений – это долго и сложно. Неринга не развивалась по инфраструктуре где-то восемь лет – не было генерального плана развития и застройки косы, этот документ никак не могли согласовать. Полтора года назад он все-таки появился, началась работа. Но, правда, в нем огромное количество недочетов и нужно многое менять, сейчас пытаемся это сделать.

Конечно, нам бы хотелось увеличить поток туристов – это заработок для местного населения. Пока мы еще вмещаем всех желающих (проблема только с праковками в Ниде), но если людей приезжать станет больше, уже не осилим. К тому же, если инфраструктура останется на уровне сегодняшнего дня, не будет развиваться, город просто погибнет.

Что касается коммунальных услуг, то газа здесь нет: отпаливаемся электричеством, на Ниду работает биотопливная котельная (собираемся построить такую и в Юодкранте). Это, а также очистные, новый водопровод, перенос свалки и утилизация мусора сделано на деньги Евросоюза. Все это было нужно, но привело к удорожанию услуг.

 

поделиться
опрос 24 января 2024

Сколько детей должно быть в идеальной семье?

27